19:48 04.06.2017
Ирина Кравец опубликовала запись

Уйти нельзя остаться: как не вернуться в прошлое после расставания

У кого-то получается прекращать отношения быстро — с глаз долой, из сердца вон. Но при таком сценарии есть немалые шансы, что резко оборванная история на самом деле не кончилась, — и тут уже начинаются проблемы. О гуманной стратегии расставания — в новой колонке Арины Винтовкиной

Лет десять назад я была уверена, что самый правильный и самый же действенный способ забыть человека — это с глаз долой и с сердца вон. Что не нужно резать хвост по частям. Что-то там выяснять, устраивать реюнионы или просто сексы по старой памяти, чтобы вытрахать друг из друга остатки чувств. Нужно иначе: найти в себе силы и — хрясь — отрезать от себя человека. А заодно оборвать все ниточки, вас связывающие.

Прекрасно помню, как мы сидели с лучшим другом на кухне и обсуждали его несчастную любовь. Первые пять месяцев этого романа он выглядел и чувствовал себя так, словно его оснастили комплектом крыльев. А потом выяснились два трагических обстоятельства. Во-первых, его избранница была замужем. Во-вторых, уходить от мужа она не собиралась, о чем говорила прямо и даже с некотором вызовом. На этом этапе друг мой впал в какой-то нелепый неконструктив. Он метался и маялся. Он то предлагал ей взять паузу, то устраивал спам-атаку из смс. То аффективно кричал в трубку, что она его не достойна. То присылал покаянные букеты цветов с записками, из который явственно следовало, что это он, олух полоумный, не достоин ее, богическую. То грозился сам приехать к ее мужу и все ему рассказать. То умолял девушку бросить работу и семью, купить билеты в один конец и сбежать с ним в какой-нибудь Тайланд.

"Что мне делать? — терзал он меня, сидя тогда на кухне, — Скажи, что делать?!" Мне в тот момент казалось, что он находится на пределе нервного и физического истощения, и вообще, подобные метания не красят взрослого мужчину, поэтому сказала: "Я, честно, не могу смотреть, как ты мучаешься. Раз ты не видишь вариантов быть с ней вместе, вычеркни ее из жизни. Собери в кулак всю имеющуюся у тебя силу воли — и просто вычеркни".

И парень действительно взял и действительно вычеркнул. Стер ее номер телефона, а для верности сменил свой номер. Удалил общие фото. Расфрендил во всех соцсетях, а потом для верности снес и все свои страницы (впрочем, десять лет назад их было не так много). Снял квартиру в другом районе. Сменил спорт-клуб (ее офис был на соседней улице, так что случайно встретиться было как нефиг делать). Сменил парикмахера, к которому она же его в свое время и сосватала. Перестал ходить в рестораны, где они бывали вместе хотя бы раз. Перестал ходить на концерты групп, к которым она была неравнодушна. Даже перестал покупать паштет, который она обычно ела на завтрак, и кофе ее любимой марки. Короче, на удивление серьезно подошел к процессу вычеркивания этой женщины из своей жизни. Я, пожалуй, и не вспомню, чтобы кто-то расправлялся с воспоминаниями об Экс-подруге с такой хирургической четкостью, такой, знаете, почти маньячной основательностью.

Мне в память врезалась фраза, которую он сказал мне тогда, еще в самом начале процесса "отрезания": "Я хожу по городу — и чувствую, что он словно заминирован. Оглядываюсь. Вглядываюсь в лица и силуэты. Мне кажется, что в любой момент она может появиться, посмотреть на меня, сказать "Привет" и... Я снова окажусь в той же клетке". Столько горечи, столько глухого отчаяния было в тех его словах. И как же я потом, лет пять спустя, радовалась, что по радио может заиграть что-нибудь из Нино Катамадзе — а мой приятель, кажется, даже и не помнил уже, что это был "их" первый совместный концерт: ни вздыхал, ни начинал стискивать зубы, ни закуривал подряд вторую — как он это делал раньше при любом ассоциативном воспоминании.


Отпустило его, честно сказать, небыстро. Первый год он страдал невыносимо. Потом — умеренно. Потом закрутил роман с хорошей девочкой Катей, который закончился свадьбой и рождением, если не ошибаюсь, сына. Помню, я смотрела на него, смотрела на его такую ладно обустроенную жизнь и радовалась: переболел. Вырвался из клетки, буквально прогрыз себе путь на свободу.

Десять лет они с "той женщиной" (мы оба, не сговариваясь, перестали произносить ее имя вслух, как только было принято решение поставить точку) не контактировали. Продолжали жить в одном городе, но так ни разу и не встретились. Встреча произошла недавно. Прозаично — на заправке. Не знаю, что она ему сказала — "Привет" или нечто менее тривиальное. Знаю только, что "мина" таки взорвалась, и мой приятель слетел с катушек.

Не стану перечислять все глупости и жестокости, которые мой приятель успел наделать за месяц, что эти с "той женщиной" были вместе. Ту эмоциональную мясорубку, которую он устроил своей жене. А потом — бац — и все внезапно, словно бы само собой сошло на "нет". Мой друг вернулся в семью. На мои вопросы по поводу того "взбрыка" отвечал очень коротко и безэмоционально: "Всё, проехали. Конец истории. Больше не вспоминаем". Примечательно, что время нашей встречи он получил от нее смс — нечто нейтральное, в духе: "Привет, как дела?". Смс, которое девятью годами ранее могло спровоцировать у него инфаркт — стоило ему только увидеть имя злополучного абонента на экране телефона. Тут же он просто не ответил на сообщение. Взглянул мельком и стер переписку. "Что, действительно проехали?" — уточнила я. "Да. Теперь точно", — ответил друг, и по его тону голоса, выражению глаз и лица я поняла, что он действительно переболел. Только не восемью годами ранее, как мне казалось, а только сейчас.

Меня, конечно, с одной стороны, поразила легкость, с которой он повторно нырнул в этот омут. А с другой — бессмысленность тех его, без преувеличения, титанических усилий по выкорчевыванию из себя артефактов, связанных с бывшей возлюбленной. Внешне он истребил и изничтожил любые воспоминания о ней. Все до единого. Отрезал ее от себя (или себя от нее?), буквально ампутировал без наркоза. Сам, вероятно, до конца не понимая, насколько глубоко эта история все еще бродит в нем. Эмоции и слова, которые он тогда не выплеснул сначала ей в лицо, а потом — ей в спину (расставание, с какой колокольни ни глянь, было неизбежно) год за годом код за годом копились и копились. И при первой же возможности из искры разгорелось не просто пламя, а настоящий крупномасштабный пожар.

Эта ситуация заставила меня пересмотреть свое отношение к искусственному "отрезанию" людей из прошлого. И сейчас, пожалуй, я поостерегусь давать советы типа того, что выдала тогда другу. Есть у меня стойкое ощущение, что любая история требует своего естественного развития и завершения. Одной силы воли — а я тогда взывала, собственно, к ней, а мой приятель уповал исключительно на нее же — недостаточно, чтобы поставить точку. "Умерла — так умерла" работает только в одном случае: если все действительно отболело и отмерло. А не в ситуации, когда ты строго на уровне рассудка понимаешь: "Нам не быть вместе, поэтому лучше расстаться". Рассудок тут, похоже, в принципе бессилен. И как мне раньше казалось верхом мужества — эффектно уйти, так сейчас я думаю, что мужество в другом. В том, чтобы остаться на время, которое вам уготовано быть вместе, и прожить историю до конца. Какой бы трагической, больной и с виду бессмысленной она ни была.

Голосовать +4
Просмотров: 216
Адрес записи: 
Необходимо загрузить аватар
Выразите свою индивидуальность, загрузив уникальный аватар (картинка пользователя) или выбрав наиболее подходящий из предлагаемой галереи аватаров.
Правила
закрыть

Правила публикации комментариев

Публикуя комментарии, Вы несете ответственность согласно законодательству Украины.

Запрещается:
  • публиковать комментарии, которые пропагандируют деятельность, прямо запрещенную законодательством Украины;
  • оставлять комментарии, не относящиеся непосредственно к опубликованному материалу;
  • использовать в комментариях ненормативную лексику (мат);
  • оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации;
  • публиковать комментарии, носящие рекламный характер;
  • использовать при написании комментария транслит (запись украинских или русских слов латинскими символами), предложения, состоящие из эрративов (например, так называемый олбанский йазыгг);
  • публиковать комментарии, целиком состоящие из заглавных букв;
  • публиковать односложные комментарии (например, «+1»).

Редакторы оставляют за собой право удалять любые комментарии, не отвечающие указанным требованиям, а при регулярном или грубом пренебрежении Правилами – блокировать пользователю доступ к Порталу. Редакторы не комментируют свои действия и не обсуждают их с пользователями.

Вы не подписаны на комментарии к этому материалу. Оповещать
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Подарки

Войти