10:38 30.06.2014
Ольга Страхова опубликовала запись

Королева Франции Анна Ярославна

Великий князь Ярослав Владимирович Мудрый, правивший русскими землями в середине XI века, имел многочисленное потомство. Его старшая дочь Елизавета стала женой норвежского короля Гарольда Смелого: суровый воин был так влюблен в русскую красавицу, что поступил на службу к ее отцу и даже сочинял песни в честь «девушки, которая не хочет чувствовать склонность к нему»… Анастасия Ярославна стала королевой Венгрии. Анна Ярославна, выйдя замуж за короля Генриха I, стала королевой Франции.

Анна Ярославна (1024/1028 – около 1075) – средняя дочь великого князя киевского Ярослава Владимировича Мудрого, родилась в Киеве. Мать Анны – великая княгиня Ингигерда (в крещении Ирина), дочь норвежского короля Олафа. Детские годы Анны прошли в Киеве. Вблизи Софийского собора находился княжеский двор, который летописцы называли «Большим Ярославовым двором» с двухэтажным каменным княжеским дворцом и храмом Богородицы. У этих сооружений были переходы, которые соединяли их между собой. Детство Анны прошло во время бурных политических и культурных событий.


Кроме пышных пиров и охот, церковных служб, что было характерно для древнего мира, Киев князя Ярослава отличался активной общественной и просветительской жизнью. Открывались школы, основывались библиотеки, переписывание и перевод книг стало важным государственным делом. При дворе князя происходили вечера, похожие на нынешние литературно-вокальные, на которых выступали поэты, музыканты, скоморохи.

Овдовевший французский король Генрих I прослышал о киевской красавице и послал первое свадебное посольство в далекую Русь, но получил отказ. Однако Генрих I был настойчив, и послы короля Франции во второй раз отправились в путь. В Киев французское посольство прибыло, преодолев расстояние в 3000 км. Перед Золотыми воротами столицы Древней Руси оно остановилось с чувством удивления и восторга. Послы преподнесли Ярославу богатые подарки от Генриха Первого: великолепные боевые мечи, роскошные заморские сукна, драгоценные серебряные чаши.

Весной 1048 г. Анна была объявлена невестой французского короля Генриха, а уже осенью 1048 г. прибыла в Париж. Французов настолько поразила необычайная красота княжны Анны, что они отметили это в своих летописях. 14 мая 1049 г., в день Святой Троицы, в древней французской столице – городе Реймсе – Генрих I торжественно обвенчался с Анной Ярославной. Раскол христианской церкви на католическую и православную произошел пятью годами позже, в 1054 г., поэтому, вступая в брак, Анна не изменила своего вероисповедания и имени.

Русская девушка Анна Ярославна — королева Франции. Она осуществила революцию в чужой для себя стране. Именно она научила французский двор читать и писать ещё в XI веке. Это она познакомила французов с баней и заставила во время приёма пищи пользоваться столовыми приборами. Анна вела переписку с Папой Римским. Подданные чужой для неё Франции боготворили Анну и называли её Рыжей Агнессой.

В день, когда Анна Ярославна стала французской королевой, она подарила собору Евангелие, которое привезла из Киева. Самая давняя часть этой рукописной достопримечательности написана кириллицей, которая была официальным письмом Киевской Руси. Евангелие стало собственностью Реймского собора и потому получило название Реймского. Некоторое время оно считалось затерянным, но в 1885 году его нашел в реймской библиотеке славист А. И. Тургенев.


В настоящее время эта уникальная достопримечательность, которую называют самой давней рукописной книгой киевского происхождения, хранится в Национальной библиотеке города Реймса. На этом Евангелии, переписанном кириллицей в киевском Софийском соборе в 40-х гг. XI в., короли Франции на протяжении многих веков приносили клятву верности.

Сразу после коронации королева Анна, пренебрегая Парижем, обосновывается со своим двором в Санлисе. Сегодня это небольшой городок в 40 км от французской столицы, а в то время — типичная средневековая крепость, окруженная красивыми и богатыми на дичь лесами. Она очень полюбила это место. Наверное, оно напоминало ей родные места.

Во Франции русскую княжну прозвали Анной Русской. Королева Анна перенесла во Францию исконно русскую черту – милосердие – и учение о милостыне как святом долге каждого. Заботясь об участи вдов и сирот, делая богатые пожертвования монастырям, Анна Ярославна быстро заслужила народную любовь и широкую популярность как «добрая королева».

Сохранилось письмо к ней Папы Римского Николая II, в котором он писал: «Слух о ваших добродетелях, дочь наша, дошел до наших ушей, и с великой радостью слышим мы, что вы выполняете свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом». О большом авторитете Анны во французском обществе говорит и тот факт, что еще при жизни короля у нее было право ставить свою подпись на документах государственной важности рядом с подписью короля Франции.


Родив первенца в 1052 году, которого нарекли Филиппом, а следом и еще двоих сыновей Роберта (умер во младенчестве) и Гуго (ставшего Гуго Великим, графом Верманду), она полностью окунулась в дела королевские. Мать проследила, чтобы дети получили хорошее домашнее воспитание и Филипп стал впоследствии одним из образованнейших правителей своего времени.

Генрих I настолько доверял своей жене, что сделал ее практически своей соправительницей. Об этом говорят документы, скрепленные двумя подписями – короля и королевы. На государственных актах, на грамотах можно прочитать: «С согласия супруги моей Анны», «В присутствии королевы Анны». Кстати, король не знал грамоты и вместо подписи ставил свой крест, тогда как молодая королева подписывала документы древнеславянскими буквами, хорошо разбираемыми даже сегодня: Anne reine Анна Ярославна подписывалась так: «Анна Ръина». Некоторые переводят это от французского «roi» «королева Анна», что неправильно. Слово «Ръина» надо переводить с русского «Ра», что означает «Русская», или «царица», что одно и то же.— Королева Анна (фр.)

Однако первые годы ее жизни в этой стране были далеко не легкими, ведь каждое ее слово, каждый жест изучались и интерпретировались при дворе. Она просто не имела права на малейшую ошибку. В письмах к отцу Анна Ярославна писала, что Париж хмурый и некрасивый; она сетовала, что попала в деревню, где нет дворцов и соборов, какими богат Киев:

«Здравствуй, разлюбезный мой тятенька! Пишет тебе, князю всея Руси, верная дочь твоя Анечка, Анна Ярославна Рюрикович, а ныне французская королева. И куды ж ты меня, грешную, заслал? В дырищу вонючую, во Францию, в Париж-городок, будь он неладен!

Ты говорил: французы — умный народ, а они даже печки не знают. Как начнется зима, так давай камин топить. От него копоть на весь дворец, дым на весь зал, а тепла нет ни капельки. Только русскими бобрами да соболями здесь и спасаюсь. Вызвала однажды ихних каменщиков, стала объяснять, что такое печка. Чертила, чертила им чертежи — неймут науку, и все тут. «Мадам, — говорят, — это невозможно». Я отвечаю: «Не поленитесь, поезжайте на Русь, у нас в каждой деревянной избе печка есть, не то что в каменных палатах». А они мне: «Мадам, мы не верим. Чтобы в доме была каморка с огнем, и пожара не было? О, нон-нон!» Я им поклялась. Они говорят: «Вы, рюссы, — варвары, скифы, азиаты, это у вас колдовство такое. Смотрите, мадам, никому, кроме нас, не говорите, а то нас с вами на костре сожгут!»

А едят они, тятенька, знаешь что? Ты не поверишь — лягушек! У нас даже простой народ такое в рот взять постыдится, а у них герцоги с герцогинями едят, да при этом нахваливают. А еще едят котлеты. Возьмут кусок мяса, отлупят его молотком, зажарят и съедят.

У них ложки византийские еще в новость, а вилок венецейских они и не видывали. Я своему супругу королю Генриху однажды взяла да приготовила курник. Он прямо руки облизал. «Анкор! — кричит. — Еще!» Я ему приготовила еще. Он снова как закричит: «Анкор!» Я ему: «Желудок заболит!» Он: «Кес-кё-сэ? — Что это такое?» Я ему растолковала по Клавдию Галену. Он говорит: «Ты чернокнижница! Смотри, никому не скажи, а то папа римский нас на костре сжечь велит».

В другой раз я Генриху говорю: «Давай научу твоих шутов «Александрию» ставить». Он: «А что это такое?» Я говорю: «История войн Александра Македонского». — «А кто он такой?» Ну, я ему объяснила по Антисфену Младшему. Он мне: «О, нон-нон! Это невероятно! Один человек столько стран завоевать не может!» Тогда я ему книжку показала. Он поморщился брезгливо и говорит: «Я не священник, чтобы столько читать! У нас в Европе ни один король читать не умеет. Смотри, кому не покажи, а то мои герцоги с графами быстро тебя кинжалами заколют!» Вот такая жизнь тут, тятенька.

А еще приезжали к нам сарацины. Никто, кроме меня, сарацинской молвою не говорит, пришлось королеве переводчицей стать, ажно герцоги с графами зубами скрипели. Да этого-то я не боюсь, мои варяги всегда со мной. Иное страшно. Эти сарацины изобрели алькугль (араб. — спирт), он покрепче даже нашей браги и медовухи, не то что польской вод

Вот за этим тебе, тятенька, и пишу, чтобы этого алькугля на Русь даже и одного бочонка не пришло. Ни Боженьки! А то погибель будет русскому человеку. За сим кланяюсь тебе прощавательно, будучи верная дочь твоя Анна Ярославна Рюрикович, а по мужу Anna Regina Francorum».
Но в те суровые времена государственные вопросы были важнее личных.


4 сентября 1060 г. король Генрих скоропостижно скончался от сердечного приступа. На престол взошел семилетний Филипп I. Анна Ярославна стала опекуншей юного короля и правительницей Франции. После смерти мужа она вместе с сыновьями удалилась в резиденцию Санлис, которая представляла собой наиболее безопасное место для воспитания юного короля и его братьев.

В 1060 г. королева Анна, выполняя давний обет, основала монастырь Святого Викентия (Винсента) в Санлисе.

Находясь в Санлисе, Анна продолжала активную государственную и культурную деятельность. Об этом говорят ее подписи под хартиями и жалованными грамотами, которые неизменно стоят рядом с именем ее сына, короля Франции Филиппа I. В национальной библиотеке в Париже хранится грамота, данная аббатству Сен-Криспин Ле Гранд в Суассоне в 1063 г. Грамота написана на официальном языке того времени – латыни, а подпись королевы Анны сделана славянскими буквами, кириллицей – Анна ръина, что и по-латыни, и по-французски означает «Анна королева». Автограф Анны Ярославны – ценнейший исторический памятник. По своему языку и графике он современен старославянскому кириллическому письму Остромирова Евангелия 1056–1057 гг.

В 1063–1074 гг. Анна вышла замуж за графа Рауля де Крепи и де Валуа. Овдовев во второй раз, Анна Ярославна вернулась к сыну-королю и углубилась в государственные дела. Сын окружил стареющую мать вниманием. В этот период Анне около пятидесяти лет. Сохранились грамоты этого периода, в которых она теперь подписывалась: «Анна, мать короля Филиппа», так как после второго брака утратила титул королевы.

Последняя подпись Анны на французских государственных документах относится к 1075 г. К этому времени строительство женского монастыря и собора в Санлисе окончилось, где королева и уединилась от мирских дел. И именно здесь находится редчайшая статуя, созданная в XVIII веке. Это единственное сохранившееся до наших дней скульптурное изображение королевы Анны во весь рост.

Слова, написанные на постаменте, как нельзя лучше говорят о ее месте в истории: Anne de Kiev — reine de France (Анна из Киева — королева Франции). В одной руке она держит скипетр как признак королевской власти, в другой — миниатюрный собор Святого Винсента, основанный ею. Два своеобразных символа в ее жизни: власть и милосердие.

Других сведений об Анне Ярославне, точном годе и обстоятельствах ее смерти нет. Во Франции место погребения Анны не найдено. Некоторые историки утверждают, что в конце своей жизни Анна Ярославна возвратилась на землю своих предков и, прожив на Руси несколько лет, умерла там.


Глубокий ум, красота, духовность и образованность Анны Ярославны производили неизгладимое впечатление на ее современников. Дочь Ярослава Мудрого достойно представляла на чужбине свою родину, которая в те далекие времена была значительно более развитой в культурном и экономическом отношении, чем Франция.

Рассказывают, что в 30-ые годы сталинского беззакония, когда большевики хотели уничтожить Софийский собор, французский писатель Ромен Роллан встретился со Сталиным в Москве и защитил храм, заявив, что его нельзя разрушать хотя бы потому, что построен он отцом французской королевы Ярославом Мудрым. Существует также версия, что посол Франции угрожал разорвать дипломатические отношения с Советским Союзом в знак протеста против планов разрушения Софийского собора.

Голосовать +12
Просмотров: 3354
Адрес записи: 
Необходимо загрузить аватар
Выразите свою индивидуальность, загрузив уникальный аватар (картинка пользователя) или выбрав наиболее подходящий из предлагаемой галереи аватаров.
Правила
закрыть

Правила публикации комментариев

Публикуя комментарии, Вы несете ответственность согласно законодательству Украины.

Запрещается:
  • публиковать комментарии, которые пропагандируют деятельность, прямо запрещенную законодательством Украины;
  • оставлять комментарии, не относящиеся непосредственно к опубликованному материалу;
  • использовать в комментариях ненормативную лексику (мат);
  • оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации;
  • публиковать комментарии, носящие рекламный характер;
  • использовать при написании комментария транслит (запись украинских или русских слов латинскими символами), предложения, состоящие из эрративов (например, так называемый олбанский йазыгг);
  • публиковать комментарии, целиком состоящие из заглавных букв;
  • публиковать односложные комментарии (например, «+1»).

Редакторы оставляют за собой право удалять любые комментарии, не отвечающие указанным требованиям, а при регулярном или грубом пренебрежении Правилами – блокировать пользователю доступ к Порталу. Редакторы не комментируют свои действия и не обсуждают их с пользователями.

5
Вы не подписаны на комментарии к этому материалу. Оповещать
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Подарки

Войти